Смерть в православии: она есть или ее нет?

православие жизнь после смерти

Все мы смертны. Рано или поздно тело каждого из нас окажется бездыханным. Последующие поколения скорее всего о нас быстро забудут. Возможно, чуть больше века на кладбище будет храниться наше мраморное надгробие — но и оно со временем исчезнет.

Возможно, со временем появятся «виртуальные» кладбища, где будут собраны аккаунты умерших, но и там каждый по отдельности будет затерян среди миллионов других.

Пройдет еще несколько сот лет, и из памяти пропадут целые страны и куски истории. Когда счет пойдет на тысячи лет — пропадут целые цивилизации. Возможно, к тому времени прекратит существование само человечество.

Все будет совершенно иначе.

осуждение

Наши привычки, идеалы и социальные институты исчезнут или изменятся до такой степени, что станут неузнаваемы. А время, которое мы называем «нашим» — станет «прошлым», от которого останутся лишь исторические личности и масса человеческих жизней, которые будут мелькать на экране гаджетов в виде цифр:

  • 150 миллионов человек населяло в XXI веке Россию. Больше миллиарда — Китай и Индию.
  • Междоусобицы уносили десятки тысяч людей ежегодно, а иногда случались войны, когда за несколько лет гибли миллионы.
  • Во время Бородинской битвы за несколько часов погибли 80 000 человек.
  • Ядерная бомбардировка Японии унесла жизни 200 000 человек.
  • Возможно, был материк Атлантида, который ушел под воду и никто не знает, сколько на самом деле там было жителей — возможно до полумиллиона.

Смерть сотрёт всех нас с земной плоскости. В памяти человечества — да и то, ненадолго, — останутся единицы. И даже если бы человечество научилось хранить вечную память о прошлом, само человечество, как и земля, — как и наше солнце, — рано или поздно прекратит свое существование.

Отрезвляющая картина!

При этом у самого человека со смертью сложились особые отношения — он проживает жизнь так, будто не умрет никогда. Дело не в том, что он пьет пиво или курит и тем самым приближает свою смерть, а в том, что вообще о смерти не думает.

москва метро цветной бульвар

Например, вы, читающие эти строки, насколько действительно осознаете, что умрете?

Речь не про гипотетическое понимание, что жизнь конечна, а про глубокое безоговорочное отдавание отчета.

Вся правда нашего существования в том, что мы осознаем свою смертность только в моменты, когда смерть нам действительно угрожает — либо в прямой своей форме, либо в виде болезни, которая неизбежно приведет к концу.

Как правило, такие ситуации становятся серьезным потрясением. Многие после них меняют свою жизнь или, по крайней мере, переоценивают свои поступки.

(бывает наоборот — человек всю жизнь «заигрывает» со смертью. Психологи говорят: таким образом, — занимаясь, например, экстремальным видом спорта, — он подсознательно хочет лучше ощутить саму жизнь. Словно, четко показывает себе: вот, в мире есть смерть, а у меня — жизнь).

Сильная авария в автогонках

Но никто — ни автогонщик, мчащийся по трассе, ни бухгалтер, проводящий целый день напротив компьютера, — не хочет умирать. Даже солдат, защищающий Родину, не хочет — только если его окончательно не охватила безысходность.

Представьте — что бы вы делали, как бы провели оставшийся день, если бы узнали, что, скажем, завтра умрёте?

Отчаяние. Растерянность. Страх и испуг. Попытки вспомнить перед кем по-настоящему провинились и попросить у них прощения — то есть, очистить совесть. Возможно — в противовес этому, — загульное забытье.

Это будут самые ошеломляющие минуты в жизни.

Но вот какую историю сохранило Церковное предание:

К одному монаху пришел ученик и спросил: «Отче, как мне надо жить?»

Тот ответил: «Жить надо так, чтобы, узнав о том, что завтра умрёшь, ты не бросился на колени в отчаянии, а — спокойно пошел и заварил себе чаю».

Это не оторванная от реальности история. Церковный мир дарит совершенно иное восприятие смерти, которое вдохновляет, заставляет задуматься — в виде отсутствия страха перед ней.

Это отсутствие сковывающего страха смерти проявляется по-разному:

  • И в виде сцены про монаха и старца, которую мы только что описали,
  • И в виде фотографий умерших монахов, на лице которых застыл покой,
  • И тысячи реальных историй про умиротворение, с которым святые ждали своего часа
  • (не говоря уже об историях мучеников, которые шли на смерть добровольно)

Для них существовал мир, перед лицом которого смерть перестает быть страшной маской в темной комнате.

Что это за мир?

Старый монах

Православие и загробная жизнь

Если попытаться свести все учение православной Церкви к двум словам, то православные верят: после смерти тела ничего не заканчивается. Умирая, мы не умираем, а обретаем вечную жизнь.

Наша душа — осколок этой вечности (как напоминание о времени, когда человек — и душа его — жили жизнью вечной). А пока человек живет на Земле, пока бьется его сердце, душа скована.

Что ее сковывает? Время, расстояния, условности, которыми опутано все человечество (и каждое общество в частности), психика человека, подсознание.

Человек не устроен, в нем нет гармонии, его борют слабость и страсти, он находит упоение в забытьи, его уносит суета. При этом самому ему кажется, что его жизнь и дела чего-то стоят, ради них нужно жертвовать прожитыми минутами.

Но душу не обманешь. Пока человек думает, что все в порядке и он никогда не умрет, душа скучает по вечности. Она-то знает — жизнь не так полна, как думает человек, а проще говоря — пуста совершенно. И напоминанием об этом являются депрессии и подавленность, и чудовищное чувство одиночества, которое охватывает человека, когда он вдруг — хотя бы на несколько часов — остается абсолютно один. Без друзей, интернета и без всего — посреди четырех стен, которые он называет домом, или посреди домов, которые он называет своим городом.

одиночество в москве

Но вот наступает смерть. Последний вздох, последний стук сердца. В человеке все останавливается. Для души земной путь закончен. Впереди — вечность. Это ли не освобождение!

Именно поэтому в православии смерть — это не трагедия и несчастье, а событие светлое. И на отпевании все священники облачаются в белое, а не черное.

Православие и смерть: где доказательства всего этого?

Доказать, что после смерти что-то есть — невозможно.
Мы писали большой текст про лукавство нашего времени и чудовищные стандарты, которые оно установило. Это стандарты восприятия мира, где все подчинено логике. Если что-то не вписывается в человеческую логику — этого нет. Если что-то нельзя разглядеть в микроскоп или телескоп — этого нет.

Человек из носителя Бесконечности превращен в смертное существо. Он ограничивается только телом и эмоциями. В ближайшем будущем его границы будут сужены до digital, в котором он растворит все свои устремления и все свое естество.

Но что такое вечность? Что это за иной мир, в котором окажется душа после смерти, обретя там Вечную Жизнь?

Православие: вечность и как появилась смерть

Вечность лежит вне человеческой логики. Не в том плане, что она нелогична, а в смысле, что в ней в принципе отсутствуют оценки, которыми человек живет на Земле.

Вечность не описываема словами, а что-либо описанное словами — уже не есть вечность. В вечности нет времени, расстояний и взаимосвязей в том виде, в котором мы их привыкли видеть на земле.

Почему же душе с самого начала не существовать в вечности?

Зачем нам жизнь на Земле, которую мы проживаем, по большому счету, в страданиях? Зачем нам детские годы, юношество, зрелые года и старость? Любой из этих периодов связан с постоянными тяготами и преодолениями себя — почему бы с самого начала душе, преисполненной радости, не пребывать в жизни вечной?

Когда-то так оно и было. Это описывается в самых первых главах Библии.

Когда-то человек жил вместе с Богом и только с Ним одним. Человек имел Жизнь Вечную, будучи сам подобен Богу. Человек дал каждому животному и птице характер — «Имя», — и по сути, создал их.

Адам Ева и Животные

Но потом возникла смерть. В Библии этот самый трагический в истории человечества момент описан как день, когда Адам и Ева, ослушавшись Бога, съели запретный плод. Это повредило природу человеческую и породило в их (а теперь и нашем) естестве тот самый грех — человек стал смертным, в его жизни появилось время, он был изгнан из Рая.

Человек по сути своей стал тем, кем он является сейчас — страдающим и одиноким. Оторванным от вечности. Обреченным умереть. С жизнью в районе 100 лет.

иностранец в Москве

Христианство: самая недооцененная религия нашего времени

Писать о христианстве и православии в наше время тяжело. Наверное, нет религии на земле, которая была бы опутана таким количеством домыслов и предрассудков.

В этом виновато и само наше время, которое перевернуло с ног на голову половину понятий о жизни. Повинны и культурные аспекты той или иной страны. В результате — сами слова и термины, которыми живет православие, утратили свой первоначальный глубокий смысл.

  • Молитву — это мистическое богообщение души — стали путать с эмоциями.
  • Покаяние (то есть желание жить по-новому) — с самокопанием.
  • Грех — с юридической провинностью.
  • Смирение — с забитостью.
  • Христа — с человеком.

Возможно, я говорю только о своем опыте, но воспитанный церковной школой в 90-х, я (и, полагаю, не один я) слышал про Христа только одно: Он ходил по земле и был распят.

Идея Христа-Бога оказалась совершенно подавлена идеей Христа-человека. Христос в культуре и в сознании многих людей сжался от Бога до всего лишь святого. Очень харизматичного, духовно сильного, величайшего из великих, но все же — святого.

Излишнее «очеловечивание» Христа — это большая проблема. И проблема настолько недооцененная, что сейчас, наверное, даже не каждый понимает, о чем сейчас идет речь и в чем, собственно, проблема.

Иисус Христос исцеляет

Вы скажете — я знаю, что Христос — это Сын Божий. Еще вы скажете — разумеется, Христос — истинный Бог наш.

Но, кажется, это будет ровно такое же знание, как и наше знание о смерти. Мы все знаем, что умрем, но не «познали» эту мысль — она не стала частью нашего естества.

Что же Это — Христос-Бог?

  • Христос — это Источник Жизни.
  • Христос — прежде всех начал.
  • Христос — Бог.
  • Христос — дыхание наше.
  • Христос — желание наше.
  • Христос — действие жизни внутри нас.
  • Христос — Любовь наша.
  • Христос — упование духа нашего.
  • Христос — бессмертие наше.
  • Христос — все то вечное, что внутри нас.
  • Христос — то самое главное, что внутри нас.
  • Христос — самое сокровенное в бытии нашем.
  • Христос — упование наше.

Если бы не действие Христа в нас — мы бы, как говорил в одной из своих проповедей Григорий Палама, — распались бы моментально перед действием смерти в нашем мире.

То, что мы живы — это и есть Христос. И Рождество Христа на Земле — это величайшая Тайна, произошедшая с момента сотворения мира и отпадения человека от вечной жизни.

Бог — вочеловечился. Чтобы своим пришествием — своим облачением в человеческую плоть, своими страданиями на кресте — вернуть нас к Вечной Жизни. Или по меньшей мере дать нам на нее полноценный шанс.

исповедь, икона Возвращение блудного сына

Православие и жизнь после смерти

Итак, что говорит православие про смерть и загробную жизнь?

Любое церковное описание того, что происходит за границей нашей земной жизни — лишь обозначение. И эти обозначения загробной жизни можно, по сути, свести всего к трем тезисам:

  • После смерти человек попадет в Рай или ад
  • Рай это будет или ад — во многом зависит от его жизни на Земле.
  • «Во многом», потому что до конца пути Господни неисповедимы, и ни одному человеку не дано доподлинно знать о судьбе какой-либо души — даже своей.

Икона Небесный град

Учение о Рае и аде тоже обросло огромным количеством образов и домыслов. Вы и сами их знаете: сковороды, муки, огонь, а с другой стороны — сады и блаженства.

В то время, как в основе учения Церкви о Рае и аде лежат две глубокие мысли:

  1. Судьба каждой души — как и судьба каждого человека на земле — индивидуальна.
  2. Нынешняя жизнь на Земле — для человека большая ответственность.

А образы, которые родились за тысячелетия, призваны лишь подчеркнуть это — поскольку словами ни описать, ни даже приблизиться к образам Рая или ада невозможно.

Сейчас священники вместо сковородок на огне находят другие образы:

  • Рай — это вечная жизнь с Богом
  • А ад — это вечная жизнь без Него, в пустоте — что хуже любого огня.

Но дело в том, что такие глубокие (и по сути более верные) образы «собирают» человека гораздо хуже, нежели угрозы мук и вечного огня. И похоже, что сложившаяся в православии терминология про вечные страдания, которые грешник понесет после смерти на самом деле более действенны. Не говоря о том, что вечная жизнь без Бога и какой-либо Благодати от Него — это действительно самая настоящая мука для души.

икона сошествие во ад Иисуса Христа

Икона сошествия во ад Иисуса Христа

Что такое Рай?

Но как можно желать того, о чем не имеешь на самом деле ни малейшего понятия? Во многих дискуссиях этот вопрос краеугольный. И материальный мир именно потому так активно и теснит в массовом сознании духовный, потому что у него имеются хоть какие-то видимые доказательства — в виде научного прогресса и множества открытий.

Как можно желать Рая? Как можно желать вечной жизни, если прямых видимых и научных доказательств этому нет?

По сути — это и есть вопросы веры. А сама вера может основываться и укрепляться на двух вещах:

  1. Доверию Церкви и ее опыту.
  2. И собственному опыту.

икона Рай

Оба пути взаимодополняемы и в конечном итоге присутствуют в духовной жизни любого христианина.

Человек в итоге понимает для себя, или чувствует, или Знает, что Рай и Вечная Жизнь с Богом — это нечто совершенно полное и не сравнимое ни с одним ощущением из тех, что можно получить на Земле.

Это вдохновение творческого человека — но несравнимо сильнее этого. Это ощущение любви или влюбленности — но несравнимо полнее этого. Это радость от первого весеннего солнца — но несравнимо выше этого.

У Клайва Льюиса в одной из его сказок есть красивый и очень подходящий для сравнения отрывок:

«И тут случилась странная вещь. Ребята столько же знали об Аслане, сколько вы, но как только бобр произнес эту фразу, каждого из них охватило особенное чувство. […] При имени Аслана каждый из ребят ощутил, что у него что-то дрогнуло внутри. […] У Люси возникло такое чувство, какое бывает, когда просыпаешься утром и вспоминаешь, что сегодня — первый день каникул».

Клайв Льюис фото

Английский писатель Клайв С. Льюис

Кто попадет в Рай, а кто — в ад?

Итак, все, что происходит после нашей смерти — тайна. Не в смысле — «секрет», который запрещается рассказывать, а реальность, непостижимая для ума.

Кто попадет в Рай? А кто в ад?

Все ли грешники попадут в ад? Все ли дети попадут в Рай?

Святые предупреждали: вечность — это настолько иная реальность, что никакой человеческой логикой ее не постигнуть. И по сути, любая «формула», которой можно было бы как-то вывести закон спасения души, будет неверной.

У человека же, когда он пытается постигнуть Божий замысел одной лишь логикой, будут рождаться совершенно безумные системы. Например, либеральные протестантские теории о том, что в Рай попадут вообще все, кто просто крещен, а обо всем остальном позаботится Христос.

Любая из подобных «формул» имеет в себе верное начало, но будучи доведенной «до конца», становится тупиком — как и все земное, замкнутое на самом себе.

Одна женщина спросила в XIX веке святителя Феофана Затворника: правильно ли она понимает, что никто из католиков не спасется. Святой ответил: «Я не знаю, спасутся ли католики, но знаю точно одно: что сам без православия не спасусь».

Этот ответ на частный вопрос показывает, как на самом деле правильно относиться к предположениям о том, что и кого ждет:
стараться о себе, а все управится по Божиему промыслу.

Смертная память: что это такое?

В начале текста мы говорили, что человек задумывается о смерти только в случае серьезной угрозы жизни или здоровью. В этот момент он словно начинает смотреть на жизнь и поступки свои под другим углом — с точки зрения вечности. И часто после таких переживаний, совершенно — или хотя бы в чем-то — свою жизнь меняет.

В какой-то степени жестокие образы ада и Страшного суда, во время которого произойдет разделение душ на спасенные и неспасенные — это попытка помочь человеку в суете мирской не забывать о смерти. Помочь человеку как можно больше находиться в трезвении относительно своей жизни.

афон монах фото

Святой Паисий Святогорец, один из самых почитаемых старцев нашего времени, рассказывал, как «раньше в монастырях одному из монахов давали послушание напоминать другим отцам о смерти. Когда другие братья занимались послушаниями, этот монах подходил к ним и говорил каждому: „Братия, нам предстоит умереть“».

Святые называют это смертной памятью. И многие монахи даже специально просят и ищут ее, потому что особенность человека такова — забывая о смерти, он «растекается» по суетливой жизни, и дни его проходят незаметно.

При этом, смертная память отнюдь не означает депрессивного ожидания конца. Она — лишь напоминание. Но не для того, чтобы унывать, а для того, чтобы с бодростью собраться. Потому что Господь всякую душу забирает в самый лучший для нее момент. И потому что с нами — Христос, истинный Бог наш, пришедший в мир наш, всех нас спасти от смерти. И с Ним не может быть страха ни о чем!

«Для меня жизнь Христос, и смерть — приобретение», — сказал как-то апостол Павел. А мы добавим:

Христос Воскресе!

Воскресение Христово Пасха икона