Почему Церковь берет деньги и другие неприятные вопросы

Рождественский монастырь в Москве

На днях нам пришло письмо: «Вы говорите на своем сайте, какая Церковь хорошая, но почему тогда батюшки ездят на дорогих машинах, а в церквях много золота?»

Что на это ответить?

Мы живем во время, которое можно назвать виртуальной толпой. Раньше, чтобы увлечь общество, достаточно было выйти на площадь и произнести убедительную речь. Сейчас — достаточно написать в социальной сети пост, который разойдется по тысячам читателей. Так рождаются предрассудки.

Церковь богатая, хотя страна бедная. Батюшки ездят на дорогих машинах. В церкви берут за все деньги. Вот лишь несколько отношений к Церкви, которое укрепилось в социальных сетях и части общества.

Мы собрали основные вопросы относительно Церкви и темы денег и постарались рассказать, как же все есть на самом деле.

Зачем Церкви деньги?

Деятельность Церкви, как и любой духовной общины происходит в миру — в социуме, который сложился вокруг. В мире есть деньги, которыми между собой расплачиваются люди, компании и государство. Иногда есть бесплатные услуги, но это лишь значит, что за людей в данном случае платит государство.

Бесплатного нет ничего, и ничего не может законным образом существовать в мире, не имея денег. Исключение составляет натуральное хозяйство — идеальный образ жизни, когда человек или община кормят, одевают и лечат себя сами, — но и в таком случае деньги необходимы: заплатить, например, налог на землю, которую община или дом занимают. На деле же даже самые «натуральные» общины используют в хозяйстве недорогие трактора, хозяйственные инструменты, покупную одежду. Лекарства и какие-то продукты тоже берутся в магазинах.

Никитский монастырь, Переславль-Залесский, фото

Хозяйство Никитского монастыря в Ярославской области.

Зачем деньги Церкви? Деньги помогают ей существовать. Каждый храм платит государству за свет (сотни лампочек в храме) и отопление. Деньги тратятся на ремонт и поддержку зданий в надлежащем состоянии. Храм закупает свечи и облачения священникам — по вековой традиции сложилось, что нужны облачения разных цветов, и все они стоят денег. Храм платит зарплату — священникам и тем, кто работает при храме — например, продавцу в книжной лавке при церкви.

Некоторые храмы устраивают воскресные школы — и иногда это отдельные здания, в которых также есть электричество и отопление.

Если это монастырь, то к хозяйственным расходам добавляются траты на питание. Жить натуральным хозяйством, — особенно, если обитель находится в черте города, — сейчас невозможно.

Высоко-Петровский монастырь, фото

Высоко-Петровский монастырь, который расположен в самом центре Москвы.

А еще некоторые монастыри (реже — храмы) стараются иметь при себе небольшую редакцию, в которой к печати готовятся душеполезные книги. Например, такое издательство есть у Свято-Троицкой Сергиевой-Лавры или у Подворья Лавры в Москве. Продав эти книги, монастырь что-то заработает, но для начала книгу надо подготовить к печати, а это тоже деньги.

И так далее.

По сути, любая церковь и любой монастырь, каким бы высоким ни был уровень духовной жизни и степени аскетики в нем, нуждается в деньгах.

***

Церковь и деньги — история вопроса

Вопрос о том, нужна ли Церкви какая-то собственность или блага, не нова. Спор о церковном имуществе и землевладении известен на Руси с XV века. В то время преподобный Иосиф Волоцкий отстаивал право монастырей на владения, где бы трудились монастырские крестьяне,  а преподобный Нил Сорский и его последователи («нестяжатели») учил, что монахи должны кормить себя сами и избегать роскоши в храмах.

Конечно, позиция преподобного Нила кажется предпочтительной, но тогда Церкви будет трудно заниматься благотворительностью: помогать неимущим, строить школы, организовывать летние лагеря, паломнические поездки и т.д — монастыри потеряют любую возможность помогать миру, кроме как молитвой за него.

Селихово, храм Илии пророка

Село Селихово в Тверской области вплоть до XIX века принадлежало Свято-Троицкой Сергиевой Лавре. Крестьяне обеспечивали главный монастырь страны частью необходимого, а монастырь давал крестьянам спокойное мирное существование и молитвенное заступничество.

Почему Церковь берет деньги за всё?

Прихожане дают деньги храму, потому что иногда это единственное, что они могут дать взамен. Храм и священник ничего не требуют взамен, но это естественный порыв души — как-то поблагодарить.

Взамен чему? Отблагодарить за что?

Практически для всех, кто приходит в храм — на службу или просто заглядывает в течение дня — это моменты сокровенные. Кто-то переживает искреннюю радость от молитвы, которую особенно глубоко ощущает именно в храме у икон. Кто-то — скорбит, кто-то — молится за здоровье. Кто-то надеется, что эта минутная сосредоточенность в храме перед иконой поможет в предстоящем деле. Отблагодарить — это естественный порыв души.

Кто-то благодарит тем, что помогает храму или монастырю — что умеет, то и делает. Остальные — деньгами и пожертвованиями (например, в виде покупки свечей), потому что для храма продажа свечей или плата за подачу записок — это существенная статья доходов, которая дает хозяйству не развалиться.

В храме горит свет — это потому что были проданы 1000 свечей. В храме тепло зимой — потому что были проданы свечи и пожертвованы деньги за записочки.  Примерно всё именно так и есть.

Служба в монастыре

Можно ли брать свечки в храме бесплатно?

Если вы придете в храм, то увидите, что на все установлены «цены». Свечи: от 20 рублей и больше. Записочки. Заказ молебна. Венчание. И так далее. Это магазин, спросите вы? Это пожертвование, ответят вам, и это действительно так.

Никто не будет поднимать скандал, если вы возьмете бесплатно свечу и уйдете. Если у вас нет денег — вы нищая старушка или погибающий бездомный — вам дадут свечу или записку бесплатно. Мы сами видели это много раз. Некоторые более или менее благополучные храмы или монастыри вообще имеют практику бесплатной раздачи свечей — например, мы видели это в Зачатьевском монастыре в Москве. Да много, где видели.

Зачатьевский монастырь на Остоженке, фото

Собор Зачатьевского монастыря в Москве. Улица Остоженка. Метро Парк-Культуры или Кропоткинская

Мы так же знаем, что и Венчание и Крещение — священник может проводить совершенно бесплатно, если видит, что об этом просит семья, у которой очень тяжело с деньгами.

Вообще говоря, священник и так все молебны и Таинства проводит абсолютно бесплатно. А передать деньги — это естественный порыв души у человека. Например, священник приехал освящать нам дом. Его зарплата меньше нашей, у него три ребенка — я хочу его отблагодарить.

Пожертвования Церкви в какой-либо форме — это устоявшееся и естественное положение дел, которое совершенно искренне и без какой-либо «мысли» проживается «обеими сторонами».

Есть огромное число примеров, когда храмы и монастыри (практически все храмы и монастыри) по возможности помогают больницам, заключенным, нуждающимся — как могут и чем могут. Однако не афишируют это, не пишут в социальных сетях и никто про это не знает.

Но тот, кто не ходит в храм и не принимает участие в Церковной жизни, с этим не знаком и со стороны говорит, что «Церковь берет деньги и ничего не хочет делать бесплатно».

🙁

Батюшки и дорогие машины

Почему батюшки ездят на дорогих машинах? Почему они вообще ездят на машинах? Жизнь священника — это не только служба один раз в неделю. В некоторых храмах службы проходят несколько раз в неделю. Кроме служб, есть «требы» — ездить причащать больных или освятить квартиру или отслужить панихиду. Это могут быть десятки километров пути за день. Если я священник, я конечно могу ездить принципиально на автобусе, но тогда я никуда не успею, а в иные дни буду настолько замучен, что не смогу скрывать этого и это станет большой печалью для тех семей, куда я приезжаю.

А если я, допустим, настоятель в сельском храме, то иногда использую машину, чтобы привезти на ней что-то — очередную коробку свечей, или книги, или новую икону, или немного стройматериалов — и сэкономить таким образом немного.

Машина у батюшки это почти всегда хозяйственная необходимость, а дорогая машина — это почти всегда стечение обстоятельств, которое никакой корысти или стремления к комфорту не имеет.

Вот пример.

В детстве родители водили меня в храм и церковную школу при большой городской больнице в Москве. Настоятелем храма был священник, который сейчас имеет сан митрополита. О нем рассказывали, что часто ночью он вставал и ехал на молебен умирающему или тяжелобольному человеку. Днем он ездил и помогал другим людям — организовывал работу сестричества и устраивал работу других благотворительных мероприятий.

У нас не возникло ни малейшего вопроса, когда кто-то подарил его храму дорогой автомобиль, в котором он смог ездить на пассажирском сидении. Мы только радовались, что наш любимый батюшка, который спит лишь несколько часов за ночь, сможет хотя бы таким образом — сидя в машине — немного отдохнуть, пока едет из одного места в другое.

И вот, он едет безумно усталый в машине, но если сфотографировать его для социальной сети и пустить фото по простору Интернета, все скажут — священник ездит на дорогой иномарке, в Церкви много денег, когда кругом одни нищие.

Некоторое время назад в социальных сетях прошла фотография, на которой улыбающийся священник был изображен рядом со внедорожником Subaru. Позже выяснилось, что у этого священника вообще нет личной машины, а внедорожник он на самом деле освящал, и сам снимок был сделан для владельца автомобиля: на память.

Почему священники не отдают подаренные машины?

Хорошо. Если дорогая машина это подарок, почему бы не отдать ее тому, кому она нужна?

С одной стороны, да. И есть великий пример: святой праведный Иоанн Кронштадтский, который жил перед самой революцией. Его, буквально, засыпали деньгами и подарками, но он умел всем этим правильно распорядиться: у него ничего не оставалось. Но это был святой и на самом деле та форма нестяжания являла собой одну из форм чудес, множеством числа которых он прославился. Вам дарят вещь, и вы должны от нее избавиться так, чтобы никого не расстроить и не смутить.

Автомобиль. Не совсем понятно, как это сделать. Вы приходите в храм и священник говорит: я дарю вам машину! Или он говорит: я знаю, у вас нет денег даже на отечественную машину, но я подарю вам дорогую, которую еще дороже содержать! Или: машина вам, конечное, не нужна, но я все равно ее подарю — не понадобится, продадите, заработаете денег.

Безусловно, если вдруг у храма или монастыря оказывается лишняя машина, то конечно же они стараются помочь тому, кому машины не хватает для хозяйственных нужд: соседнему монастырю, детскому саду и так далее. Но ситуация «лишнего автомобиля» достаточно гипотетическая, потому что машины, если и дарят, то тем храмам, которым она действительно крайне необходима.

Вот пример.

Одному храму подарили внедорожник — это сделал богатый человек в благодарность о том, что батюшка своими советами направил этого бизнесмена на Церковный путь и помог сохранить семью. Он узнал про то, что у храма уже есть легковой автомобиль, но в него не помещаются облачения, аналой и прочая утварь, которая нужна для частых выездов на молебен. Он мог подарить УАЗ, но эта машина часто ломается и она неудобная — поэтому он не стал дарить такой автомобиль, а подарил иномарку.

Так в храме появился внедорожник, в который все теперь прекрасно помещалось и который обладал хорошей надежностью вкупе с прекрасными ездовыми качествами. За рулем этого внедорожника часто сидел диакон храма. И со стороны все выглядело так, что «священник ездит на дорогой машине» и никому ее не дарит.

Почему в Церкви много золота и всё такое роскошное?

церковь и деньги

Храм Воскресения Словущего в центре Москвы

Вообще, как такового золотого в храме почти ничего нет. Либо позолота, либо краска с позолотой. Но это правда: в Русской православной Церкви сложилась традиция благолепия в храмах и в архиерейской жизни. Это традиция пришла из Византии — Восточной части Римской Империи, которая осталась, после падения Западной Империи.

Однако исток внешней роскоши лежит не в желании показать богатство (чаще всего, устройство храма — это единственное благолепие, а все остальное в приходе — и домик священника, и быт его — это одна сплошная бедность), а еще одним, вот таким, способ прославить имя Божие или отблагодарить.

Вероятно, вам приходилось видеть в храме особо почитаемые (чаще всего, это чудотворные) иконы. Некоторые из них полностью завешаны цепочками и украшениями. Таким образом люди пытались отблагодарить Бога или святого за помощь — в излечении болезни или в разрешении трудной ситуации.

Зосимова пустынь, храм, фото

Главный храм женского монастыра Зосимова Пустынь в Подмосковье

Ни Богу, ни святым не нужны наши золотые цепочки, но благодарить — это естественное искреннее свойство нашей души. После молитвы у чудотворной иконы, ты, — уже отчаявшийся, — получаешь помощь, и потом всю оставшуюся жизнь стараешься благодарить и храм, и святого так, как можешь ты: денежкой или цепочкой, которую потом повесят на икону и эта цепочка напомнит другим про то, что помощь Господа непременно приходит по искренней просьбе человека.

Точно так же раньше богатые люди или властитель воздвигали храмы — в благодарность о том или ином случае своей жизни. Рождении первенца, избавлении от болезни, чудесном спасении жизни и так далее. Люди строили храмы и старались, чтобы они были как минимум аккуратными и красивыми, а если была возможность — украшали их драгоценными металлами.

И по сей день в селах и маленьких городах, территория храма — это самое ухоженное и аккуратное место, и далеко не каждый храм действительно имеет деньги на украшение. А когда имеет, то в этом нет демонстрации богатства Церкви, а просто — искренний порыв людских душ.

Храм святого Александра Невского в Вербилках, фото

Храм святого Александра Невского в поселке Вербилки

Почему Церковь не платит налоги

Церковь освобождена от налогов на прибыль. Если бы вы посмотрели финансовое положение большинства храмов, то поняли, что имея налог, они бы не сводили концы с концами.

Но представим: сводили бы. Налог на прибыль — это кассовые аппараты в каждом храме. На каждый кассовый аппарат нужна уже не простая бабушка и добрая прихожанка, а сотрудник. Отчетности и так далее  Но главное: введение налога лишило бы  храм возможности делать самое важное, что мы от Церкви собственно и ждем: при необходимости отдавать свечи или что-то иное бесплатно — ведь, все теперь на балансе бухгалтерии…

Церковь и деньги: что в итоге

Все вышесказанное не отменяет то, что в Церкви, как и в любом братстве, деле или профессии — той же медицине или полиции, — могут быть люди, которые не несут внутри себя долга или должной ответственности. Тогда появляется врач, который халтурит, или полицейский, который не защищает, а думает о наживе. И тогда мы с грустью (или, даже, раздражением) говорим о них, но в глубине души понимаем, что это не ущерб медицины или полиции, как явления в целом, а — ошибки конкретных людей…

Церковь сочетает в себе и небесное и земное — в том числе и людские слабости. Корыстолюбие свойственно не только мирским людям, но и некоторой части духовенства — но не всем, кто ездят на дорогих машинах. Действительно, возникает недоумение и смущение, когда Евангелие учит бескорыстию и готовности поделиться последним, но рядом — видимое благосостояние отдельных представителей Церковной иерархии.

Как на это смотреть?

Человек ущербен по природе своей и Церковь — не Рай на земле. Рай был на земле когда-то, но после грехопадения он остался только на небесах, и те, кто приходят в Церковь или служат в ней — стремятся к Тому, небесному, Раю. Стремятся по мере сил. Не осуждая никого, но смотря только на себя: печалясь, что сам не можешь жить, как дОлжно, и радуясь — что есть Христос, который протянет Свою руку всякому, кто всей душой тянется к Нему, и грехи будут прощены, и душа очистится, и тогда — по Благодати Святого Духа, — придет жизнь Вечная и душа обретет Покой и радость в непрестанном бытии с Богом… И на фоне этого абсолютно все, что происходит на земле вокруг — и слабости людские, и упущения, и недостатки — все они теряют какое-либо значение!

Слава и Благодарение Господу за всё!

Икона Достойно есть, Троицкое Подворье, фото